• Главная страница
  • » Статьи
  • » «По статистике наказаний за налоговые преступления превалирует штраф — 51,3%, на втором месте — условное наказание — 42,3%»

«По статистике наказаний за налоговые преступления превалирует штраф — 51,3%, на втором месте — условное наказание — 42,3%»

2386

— Какое, на ваш взгляд, самое главное отличие в функциях упраздненной Федеральной службы налоговой полиции и существующей в настоящее время ФНС России? С точки зрения проведения выездных проверок это для компаний плюс или минус?

— Главное отличие заключается в том, что налоговая полиция была полноценным правоохранительным органом, наделенным полномочиями по проведению документально-проверочных мероприятий. Таким образом, обеспечивался единый цикл выявления и расследования налоговых преступлений. Методами оперативно-разыскной деятельности добывалась информация, посредством проведения документальной проверки или исследования она закреплялась, появлялась четкая сумма недоимки, а следователи уже завершали работу. Уникальность и огромный плюс был в том, что делала это налоговая полиция в одном лице.

— А как обстояло дело с предпроверочной деятельностью?

— Она была регламентирована ведомственным нормативным актом, прошедшим регистрацию в Минюсте. Был специальный приказ, который ввел в действие Инструкцию о порядке проведения проверок органами налоговой полиции. Это был, если говорить современным языком, своего рода административный регламент по проверочной деятельности. Там все расписывалось от а до я. Кто имеет право назначать проверку, кто проводить, как проводить и оформлять, как писать акт, как обжаловать, что можно изымать и на сколько и т. д.

Но у налоговой полиции были как друзья, так и противники, и некоторым из них не нравилась такая комплексность полномочий. В один момент налоговую полицию лишили права проводить проверки. Причем эта ошибка через несколько лет почти один в один повторилась уже с милицейскими полномочиями в данной сфере.

Что в итоге — правовой вакуум был восполнен нормами Федерального закона от 12.08.95 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», который предоставлял право проводить обследование в соответствии с этим законом. Но это уже было без ведомственного регламента, без четких процедур. Выиграли ли от этого предприниматели? Вряд ли. На практике вышла еще большая неразбериха. Я имею в виду административные барьеры и возможность злоупотреблений.

— А сейчас миссия ФНС России при проведении предпроверочного анализа другая?

— У ФНС проверочная функция уже больше двух десятилетий остается неизменной, но руководствуется она в своей работе только нормами НК РФ. Поэтому и методы у налоговиков исключительно контрольные. Там ведь что важно: установить, что налогоплательщик заплатил либо не полностью, либо ошибся, либо пропустил срок. У полиции совсем другое — важно установить умысел именно на совершение преступления, раскрыть суть преступной схемы.

— Какое, на ваш взгляд, самое значимое событие произошло в сфере российских налогов в 2012 году? Как оно может повлиять на работу компаний в 2013 году?

— Хотелось бы отметить моменты, важные, с моей точки зрения, в первую очередь для граждан. Так, это списание налоговых долгов практически у 31 млн. человек — квазиналоговая амнистия, которая упростила жизнь многим людям.

Были решены проблемы, связанные с невозможностью взыскания и списания задолженности из-за пропуска сроков, ошибок регистрирующих органов, и многое из того, что накопилось за десятилетия. Примечательно, что эта работа была завершена без участия граждан. В итоге списано 31 млрд. руб.

— Как налоговые органы определяют грань между оптимизацией и уклонением от налогов? Есть ли какие-то параметры, которые бы показывали компаниям, что налоговая экономия становится небезопасной?

— Проблема легального избежания налоговых платежей, так называемая налоговая экономия, более известная в России под термином «оптимизация налогообложения», актуальна сейчас для большинства рыночных стран. Некоторые российские специалисты называют это явление «налоговое планирование», определяя его как законный способ обхода налогов с применением всех доступных законом налоговых льгот и приемов сокращения налоговых обязательств.

С моей точки зрения, оптимизация налогообложения — это реализация закрепленного в пункте 7 статьи 3 НК РФ положения о том, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.

Следует отметить, что при проведении операций по оптимизации налогообложения грань между внешне законными действиями и налоговыми правонарушениями и преступлениями является весьма размытой. Здесь возникает вопрос: как провести черту между законными и незаконными действиями? Ведь некоторые схемы являются вполне легитимными, а некоторые прямо указывают на то, что налогоплательщики совершают наказуемые правонарушения и преступления. Для налогоплательщиков такая ситуация означает отсутствие четких критериев, в соответствии с которыми их законная деятельность по налоговому планированию отличается от нарушения законодательства.

— Иван Николаевич, тогда в чем главное отличие уклонения от уплаты налогов от оптимизации?

— Здесь существует парадокс. В случае наличия в действиях налогоплательщиков признаков, указывающих на составы налоговых правонарушений (раздел IV и глава 16 части первой НК РФ) или преступлений (ст. 198199199.1 и 199.2 УК РФ), используемая схема оптимизации является нелегитимной. То есть главным отличием уклонения от уплаты налогов от оптимизации является противоправность первого явления и правомерность второго. При этом одна и та же схема оптимизации может содержать в себе элементы легальности и незаконности.

— При возникновении спора на что безопаснее ориентироваться налогоплательщикам — на судебную практику, официальные разъяснения или только на положения НК РФ?

— С моей точки зрения, наиболее фундаментальными аргументами являются, конечно же, нормы Кодекса. Судебная практика у нас непрецедентная, поэтому может быть разной по одному и тому же вопросу, особенно с учетом региональной специфики. Кроме того, не бывает абсолютно идентичных ситуаций.

Ну а что до официальных разъяснений, если они даются уполномоченными на то должностными лицами и в пределах предоставленных полномочий самим ведомствам трактовать законодательные положения, то почему бы нет?

— В настоящее время в практику внедряется новый способ разрешения споров с налоговиками — подписание мирового соглашения. На ваш взгляд, для кого такой метод наиболее выгоден — компаний или налоговиков? Возможно, существуют еще какие-то альтернативные способы урегулирования споров с контролерами, не доводя дело до суда?

— Я думаю, что такой способ досудебного урегулирования возникающих разногласий интересен обеим сторонам. Он как досудебное соглашение о сотрудничестве в рамках уголовного процесса выгоден и стороне обвинения, и самому обвиняемому. В обоих случаях стороны приходят к компромиссу — одна сторона признает, что допустила нарушения и готова их исправлять, а другая не настаивает на максимальном наказании и продолжении прежних процедур.

Если говорить о налоговой составляющей этого института, то от этого действительно выиграют все: и бюджет (пополнится), и налоговики (сэкономят время), и налогоплательщик (сэкономит время, скорее всего, часть денег, избежит возможных имиджевых потерь, не настроит против себя налоговый орган).

— Исходя из вашей практики, много ли проблем возникает у контролеров при сборе доказательств, подтверждающих налоговое правонарушение? Или если инспекторы уверены в уклонении, то чаще всего без особых усилий находят способы это подтвердить?

— Если говорить о налоговых преступлениях, то труднее всего, конечно же, доказать умысел на их совершение. В данном случае умысел на уклонение от уплаты налогов всегда необходимо отличать от допущенных ошибок в документах. В качестве примера приведу типичные ошибки, встречающиеся в декларациях по налогу на прибыль: несоответствие формы декларации налоговому периоду, нарушение порядка отражения убытков, ошибки при заполнении информации о начисленных авансовых платежах, при распределении налога на прибыль по обособленным подразделениям, несоответствие итоговых значений сумме показателей, из которых они складываются, и т. п.

Об уклонении от уплаты налогов свидетельствуют совсем иные действия: сокрытие выручки, имущества, фальсификация документов, участие в схемах по обналичиванию денег, использование реквизитов фиктивных организаций, внесение в отчетность ложных сведений и др. Задокументировать все это — непростая, кропотливая работа, которую осуществить качественно только контрольными методами невозможно. Здесь нужны полномочия иного порядка, а именно оперативно-разыскные. К сожалению, сегодня с этим проблемы. Право реализации полномочий полиции в сфере ОРД при выявлении налоговых преступлений ограничено нормами закона, в соответствии с которыми единственным основанием для возбуждения уголовного дела по налоговым составам УК РФ являются материалы налогового органа.

— Какой, по вашему мнению, существует для компании действенный способ отстоять свою правоту в суде? Например, грамотно составленные документы, четко изложенные нормы налогового законодательства, свидетельские показания, положительная судебная практика и т. п.

— Одно является частью другого. В любом случае свои аргументы надо излагать в таком виде, в каком вам хотелось бы получить итоговое судебное решение. Изучение судебной практики полезно, но не является определяющим. А вот интересные и сильные аргументы своих коллег в похожих случаях могут пригодиться.

— Не так давно введена уголовная ответственность за создание фирм-однодневок. На ваш взгляд, насколько действенна эта мера в борьбе с уклонением от уплаты налогов?

— Бесспорно положительный момент в том, что эта проблема была выведена на уровень уголовного закона. Ведь если вспомнить, что было ранее, получится, что все сводилось к периодическим компаниям по борьбе с неучтенным наличным денежным оборотом. Тогда то и дело вспоминали и про однодневки, и про связанное с ними обналичивание. Но проходило время, стрелочники привлекались к ответственности, а сама экономическая модель, основанная на этих двух явлениях, оставалась неизменной.

Теперь, когда появилась уголовная ответственность, государством продемонстрирован иной уровень отношения к данной проблеме. Ведь это не просто технические фирмы, которые есть во многих бизнес-схемах. Это организации, которые создаются с целью сокрытия совершенных с этой целью действий. Это не так страшно для безопасности граждан, если делается в экономической и налоговой сферах. А если через однодневки финансируются экстремистские и террористические организации и мероприятия? Такие примеры, к сожалению, не единичны.

— Какова статистика выявления однодневок в последнее время?

— Не скажу, что год правоприменения статей 173.1 и 173.2 УК РФ прошел совсем без результатов. Уголовные дела были возбуждены по обоим составам. С 19 декабря 2011 года по ноябрь 2012 года на территории РФ зарегистрировано 70 преступлений по статье 173.1 и 4 преступления по статье 173.2 УК РФ.

— А возникают ли проблемы в правоприменении этих статей?

— Да, таковые есть. В примечании к уголовно-правовой норме прописаны подставные лица. Однако как быть, если правонарушитель регистрирует такую фирму на себя? Также не может быть квалифицирована по статье 173.1 УК РФ последующая деятельность от имени или в интересах юридического лица, образованного через подставное лицо. Невозможно привлечь к ответственности за образование юридического лица с использованием незаконно приобретенных документов (например, по утерянному паспорту), что является одним из самых распространенных способов создания фирм-однодневок. Помимо этого, в соответствии с УК РФ не является уголовно наказуемым деянием использование фирмы-однодневки для совершения преступления. Есть и другие проблемы.

В итоге по-прежнему фирмы-однодневки продолжают использоваться для совершения целого ряда преступлений, связанных с обналичиванием денежных средств, различными формами хищений, уклонением от уплаты налогов и таможенных платежей, невозвращением денежных средств из-за границы, легализацией доходов, полученных преступным путем, фиктивным банкротством и т. д.

— Как часто в настоящее время совершаются уголовные преступления в налоговой сфере?

— Общая тенденция в сфере выявления налоговых преступлений такова, что все показатели, характеризующие налоговую преступность, начиная с 2010 года ежегодно сокращались в среднем на треть. Наибольшее падение было зафиксировано в 2011 году, когда общее количество зарегистрированных и расследованных налоговых преступлений сократилось на 46%, то есть практически наполовину. Так, в 2011 году было зарегистрировано 3367 налоговых преступлений (–47,2% к 2010 году). При этом предварительно расследовано 3187 налоговых преступлений (–46,8%), направлено в суд 956 уголовных дел, то есть 39% от предварительно расследованных, общее сокращение по сравнению с 2010 годом составило 36,8%. Выявлено 3239 лиц, совершивших налоговые преступления (–45,5%).

— А в чем причины такого положения дел?

— Думаю, это результат действия Федерального закона от 29.12.09 № 383-ФЗ, в соответствии с которым в шесть раз были подняты пороги крупного и особо крупного размера сумм уклонения, введен специальный случай освобождения от уголовной ответственности. Также с 1 января 2011 года разорвана единая правоохранительная цепочка — от выявления налогового преступления до его расследования и направления в суд, ведь с этого момента подследственность перешла к Следственному комитету РФ.

— А какова динамика раскрытия преступлений за 2012 год?

— В 2012 году зарегистрировано 3052 налоговых преступлений. Практика показывает, что традиционно криминогенными является деятельность в области строительства, торговли, топливно-энергетического комплекса, а также в сфере финансового сектора.

При этом удивительно, что кто-то еще говорит о том, что налоговые преступления могут использоваться как инструмент давления на бизнес под угрозой лишения свободы. За последние 2,5 года из 1957 лиц, осужденных по налоговым составам, только 73 получили незначительные сроки лишения свободы, и то только потому, что не захотели возместить государству ущерб, не сотрудничали со следствием, а напротив, предпринимали шаги по сокрытию следов преступления, разрушению доказательственной базы и т. д. В общей массе мер наказания за налоговые преступления превалирует штраф — 51,3%, на втором месте идет условное наказание — 42,3%. Совсем незначительные показатели по исправительным работам и лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью — менее 1%, оправдано судами 2,35% лиц.

Совершенно очевидно, если ситуация не изменится, профилактическое значение уголовно-правового запрета совсем скоро будет фактически сведено к нулю.

— Как, с вашей точки зрения, можно повысить эффективность способов выявления налоговых преступлений?

— Из имеющихся предложений по дополнению налоговых составов УК РФ отметил бы инициативы по криминализации уклонения от уплаты страховых взносов (в связи с отменой ЕСН), ведь по имеющимся правительственным расчетам из 87 млн. трудоспособного населения в полном объеме страховые платежи уплачивают только 48 млн. человек. Так что в сегодняшней политике государства в сфере налоговых преступлений есть над чем работать

Беседовала Ангелина Володина, эксперт журнала «Российский налоговый курьер»

Есть вопрос? Наши эксперты помогут за 24 часа! Получить ответ Новое



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Опрос

Какие премии вы платите:

  • годовую 40.45%
  • к юбилеям и праздникам 35.96%
  • за результаты работы 59.55%
  • некурящим и неболеющим 4.49%
  • за переход из других компаний 2.25%
  • бонусы руководителям 17.98%
  • другое 20.22%
результаты

Рассылка



© 2011–2016 ООО «Актион бухгалтерия»

Журнал «Российский Налоговый Курьер» –
специализированный практический журнал для главных бухгалтеров, аудиторов и налоговых консультантов

Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Российский Налоговый Курьер». Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.


  • Мы в соцсетях
Здравствуйте!

Сайт «Российский налоговый курьер» — это профессиональный ресурс. Если Вы работаете бухгалтером, то статьи и новости для Вас доступны бесплатно.

Чтобы получить доступ к 9 371 статье, свежим новостям, ответам экспертов на вопросы, шаблонам документов для бухгалтера, пожалуйста, зарегистрируйтесь.

Будем рады помогать Вам в работе. А в подарок за знакомство на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, отправим Вам таблицу изменений по налогам и взносам.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Чтобы скачать файл, пожалуйста, зарегистрируйтесь

Сайт «Российский налоговый курьер» — это профессиональный ресурс. Если Вы работаете бухгалтером, то образцы форм, приказов, шаблоны документов, новости и статьи от экспертов для Вас доступны бесплатно.

Будем рады помогать Вам в работе. А в подарок за знакомство на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, отправим Вам таблицу изменений по налогам и взносам.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль