«Налоговых дел в судах стало больше»

439
Налоговые органы многих развитых стран обладают большими правами, нежели налоговая служба России. Кроме того, как рассказал в интервью нашему журналу руководитель Юридического департамента МНС России Антон Алексеевич Устинов, в ряде государств налогоплательщики сами должны доказывать свою невиновность в суде.

Антон Алексеевич, на пресс-конференции в начале августа вы сообщили, что за первое полугодие 2004 года налоговые органы подали более 300 тысяч исков в арбитражные суды. Скажите, по каким вопросам у налоговых органов чаще всего возникают претензии к налогоплательщикам?

К сожалению, такой статистики мы не ведем. Приблизительно структура дел выглядит следующим образом. Подавляющее большинство исков — порядка 70 процентов — это взыскание санкций за нарушения законодательства о налогах и сборах. Еще один большой блок дел — около 15—20% — иски о ликвидации организаций, не представляющих отчетность, фактически прекративших деятельность, и других организаций. Причем количество исков по последней категории варьируется. Стоит, например, региональным Управлениям активизировать борьбу с налогоплательщиками, не сдающими отчетность, как число таких дел сразу же увеличивается.

Остальное, как правило, иски о признании сделок недействительными, о признании недействительной государственной регистрации организаций и об аннулировании лицензий на производство алкогольной продукции, о взыскании налогов.

Вы сказали, что дела о ликвидации организаций занимают второе место в общей структуре исков, инициируемых налоговыми органами. Вероятно, это связано с функциями по государственной регистрации, переданными МНС России?

Нет, это не так. Ликвидацией мы занимались и до 2001 года, ведем эту работу и сейчас. Конечно, когда министерству передали функции по регистрации, нам стало немного легче. Ведь информация о зарегистрированных организациях и предпринимателях теперь сосредоточена в реестрах, которые ведут налоговые органы. Благодаря этому мы стали оперативно получать, например, информацию об учредителях налогоплательщиков и их банковских счетах.

Однако еще раз подчеркиваю, что значительного увеличения числа дел, связанных с ликвидацией налогоплательщиков, не произошло. Так, в 2003 году всего было инициировано около 72 тысяч исков о ликвидации.

А какие иски наиболее часто предъявляют налоговым органам налогоплательщики?

Здесь ситуация более однородная. Большинство исковых заявлений налогоплательщиков — до 90 процентов — иски о признании незаконными решений налоговых органов по итогам камеральных или выездных проверок. Говорить о каком-либо делении внутри этой группы исков довольно сложно. Налогоплательщики оспаривают решения инспекций по всем основным налогам: по налогу на прибыль, налогу на добавленную стоимость, единому социальному налогу и т. д. Принцип такой: чем сложнее налог, тем больше по нему вопросов и разногласий.

По разным оценкам, в арбитражных судах с 1999 по 2003 год число дел, связанных с налогообложением, увеличилось более чем в 4 раза. Можете ли вы подтвердить эту статистику? Что, на ваш взгляд, этому способствует в большей степени: пробелы законодательства, желание и умение налогоплательщиков отстаивать свои интересы в суде или что-то иное?

Я не могу сказать точно, насколько увеличилось число дел, рассматриваемых арбитражными судами по вопросам применения налогового законодательства. Но, без всякого сомнения, налоговых дел в судах стало больше. И тому две причины. Во-первых, активизировалась деятельность налоговых органов. А во-вторых, налогоплательщики стали чаще обращаться в судебные органы для защиты своих прав.

В этой связи я не могу не отметить, что с увеличением числа дел качество работы юридических отделов налоговых органов не только не ухудшилось, а наоборот, улучшилось. Об этом свидетельствует статистика.

Вы имеете в виду рост числа судебных дел, выигранных налоговыми органами?

Я имею в виду суммы налоговых платежей, которые дополнительно поступают в бюджет благодаря квалифицированной работе юридических подразделений. Так, в 2003 году по искам, предъявленным к налоговым органам, юристам удалось отстоять около 70 миллиардов рублей налогов и пеней, по искам налоговых органов — около 14 миллиардов рублей. По состоянию на 1 июля 2004 года юристам налоговых органов удалось отыграть уже около 150 миллиардов рублей.

Используют ли налоговые органы механизм досудебного разрешения налоговых споров?

Институт досудебного разрешения споров мы используем весьма интенсивно. За первое полугодие 2004 года МНС России рассмотрело 3800 жалоб. Из них 1600 удовлетворено полностью или частично.

На мой взгляд, недостаточно используют механизм административного обжалования сами налогоплательщики. По имеющимся у нас данным, количество жалоб в вышестоящие налоговые органы значительно меньше обращений в суд. Конечно, это не значит, что жалоб должно быть столько же, сколько исков.

Вместе с тем нужно понимать, что до центрального аппарата доходят, как правило, те жалобы, которые не были разрешены на уровне региональных Управлений и инспекций.

Замечу, что в целом по стране процент принятия решений в пользу плательщиков по жалобам достаточно высок. Он практически такой же, как и в большинстве развитых стран.

Как известно, сотрудники вашего департамента представляют налоговые органы в судах. Антон Алексеевич, какие трудности существуют с применением норм действующего законодательства, в том числе налогового, регламентирующего привлечение налогоплательщиков к ответственности?

Серьезных изъянов и пробелов, которые существенно осложняли бы работу налоговых органов по привлечению налогоплательщиков к ответственности, на мой взгляд, в законодательстве не так много. Мы, как правоприменительный орган, наделены достаточными полномочиями и действуем в рамках Налогового кодекса.

Разумеется, недостатки есть. Но они в основном связаны с правоприменительной практикой. До сих пор по многим вопросам не выработана однозначная позиция. Например, в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда1 была определена норма о том, что льготы, которые не содержатся в Налоговом кодексе, с момента принятия соответствующих глав Кодекса применяться не должны. Но трудности с реализацией этой нормы на практике возникают до сих пор. По разным причинам позиция судов бывает различной. Налогоплательщики предпринимают попытки применить льготы, не прописанные в Кодексе, изобретают хитроумные схемы, пытаясь завуалировать свою истинную хозяйственную деятельность.

Хотелось бы единообразного понимания норм, установленных законодательством. Если однажды по какому-либо вопросу высший судебный орган вынес решение или обозначил позицию, суды должны придерживаться этой позиции при рассмотрении аналогичных вопросов.

Вместе с тем должен отметить, что в практике ВАС РФ наметилась положительная тенденция. В последнее время принято много принципиальных решений. Они объективны, ориентированы в пользу бюджета и основаны на законе.

Позвольте возразить вам по поводу проблемы единообразного понимания норм. Все-таки российское право отличается, скажем, от того же английского или американского, в основе которого лежит судебный прецедент. Как известно, только в странах с прецедентным правом решения высших судебных органов приобретают силу закона.

Такое сравнение, думаю, некорректно. Речь не о том, чтобы по схожим делам принимать одинаковые решения. Ведь у каждого дела своя специфика. Но, повторюсь, решения или разъяснения по определенной проблеме, уже вынесенные Высшим Арбитражным или Конституционным Судом, суды должны принимать во внимание при рассмотрении похожей проблемы.

В ряде развитых стран, в том числе и в тех, где применяется подобное российскому так называемое континентальное право, налоговое законодательство исходит из презумпции виновности налогоплательщика. Это значит, что налогоплательщик должен сам доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения, если налоговый орган предъявит ему претензии.

Но Налоговый кодекс РФ, напротив, ограничивает полномочия налоговых органов и предоставляет такие права налогоплательщикам, которых в других странах просто нет.

Работа вашего департамента не ограничивается только представлением налоговых органов в судах. Мы знаем, что практически ни один документ не выходил из МНС России без согласования с Юридическим департаментом. Антон Алексеевич, эта практика останется и после завершения преобразования министерства в Федеральную налоговую службу?

Работу, связанную с юридической экспертизой документов, выпускаемых налоговой службой, по-прежнему будет выполнять правовое подразделение. Никаких изменений в этом направлении не планируется. Вполне возможно, что в связи с реорганизацией большинство подготавливаемых нами документов будет связано непосредственно с налоговым контролем.

Если говорить о работе департамента в целом, на мой взгляд, необходимо сохранить то соотношение выполняемых функций, которое существует сегодня. Поясню. Еще несколько лет назад примерно 75—80 процентов рабочего времени департамента уходило на юридическую экспертизу документов — приказов, писем и разъяснений. И лишь 20 процентов отводилось для защиты интересов бюджета в судах. Причины разные, в том числе и кадровые. Сейчас пропорция совершенно иная: 80 процентов времени и сил сотрудников уходит на организацию судебно-правовой работы. На мой взгляд, это правильно, так как одна из основных функций фискальных органов — сбор налогов, в частности, путем защиты интересов государства во взаимодействии с судебной системой.

Вы упомянули о кадровой проблеме. Как вы считаете, сегодня эта проблема решена? Достаточно ли юристов работает в налоговых инспекциях?

Мы отслеживаем ситуацию с кадрами в юридических отделах налоговых органов. Я не разделяю мнения, что в наших отделах существует какая-то острая нехватка или текучка кадров.

У нас работают опытные сотрудники, но есть и новички. Мы не боимся брать выпускников институтов. Конечно, некоторое время они обучаются. Но если это грамотные и понимающие люди, то уже довольно скоро, через полгода-год, они начинают эффективно работать.

В то же время, как мне кажется, в налоговой инспекции не всегда ценят своих работников. Зачастую начальник инспекции или юридического отдела неправильно распределяет нагрузку на юристов. Отсюда и проблемы. Кроме того, в крупных городах не всегда отслеживают ротацию кадров внутри налоговых органов. Нередко люди уходят из налоговой инспекции, например, из-за того, что у них не складываются отношения с коллегами. Если в такой момент им предлагают аналогичные места в другой инспекции, многие сразу же соглашаются.

Конечно, все сказанное не относится к отдаленным регионам. Но попробуйте в центральной России прийти, что называется, с улицы и устроиться на работу в инспекцию — уверяю, у вас ничего не получится.

Но, конечно, рано или поздно большинство наших сотрудников уходит. Я это прекрасно понимаю. Поэтому у меня есть одно пожелание: сотрудник должен отработать хотя бы 3 года. Это в первую очередь полезно для него самого, поскольку меньше чем за 3 года приобрести репутацию он вряд ли сможет. В течение первого года молодой специалист входит в курс дела, еще через полгода начинает самостоятельно вести дела. Спустя еще год-другой он ходит в суды, где его начинают узнавать. Опыт показывает, что людям, которые уходили от нас через 3—4 года работы, целенаправленно предлагали достойные должности, соответствующие их уровню. А тем, кто уходил раньше, приходилось начинать все с нуля в коммерческой структуре.

Антон Алексеевич, вы ответили на все наши вопросы. Однако, пользуясь случаем, хотелось бы задать еще один. Он касается Определения Конституционного Суда2, которое вызвало бурную дискуссию. Налогоплательщики, в частности, обеспокоены тем, что не смогут теперь принять к вычету НДС, уплаченный за счет заемных средств. Как бы вы прокомментировали подобную ситуацию?

Считаю, что ажиотаж вокруг решения Конституционного Суда не совсем оправдан. Прежде чем делать выводы, необходимо, чтобы сложилась практика применения этого Определения. Мне также не совсем понятны опасения по поводу невозможности уплаты налога на добавленную стоимость из заемных денежных средств.

Суть того, на что указал Конституционный Суд в названном вами Определении, заключается в следующем. Налогоплательщик, чтобы получить вычет по налогу, должен понести реальные затраты. Это означает, что налоговой инспекции в случае судебного разбирательства придется не столько ссылаться на Определение № 169-О, сколько доказывать факт отсутствия реальных затрат у налогоплательщика. Доказательства, которые налоговый орган представит, могут быть самыми разнообразными, поскольку, как мне кажется, Определение суда было направлено на борьбу с различными схемами по неправомерному возмещению налога на добавленную стоимость.

Кроме того, Конституционный Суд не указал на то, что налогоплательщику, уплатившему НДС поставщику заемными средствами, вообще не положен вычет. Вычет предоставляется пропорционально понесенным затратам.

Спасибо, что ответили на наши вопросы.

Беседу вел Ислам Рамазанов

1: Постановление Пленума ВАС РФ от 28.02.2001 № 5 «О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации». — Примеч. ред.
2: Определение КС РФ от 08.04.2004 № 169-О. — Примеч. ред.

Есть вопрос? Наши эксперты помогут за 24 часа! Получить ответ Новое



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Опрос

Какие премии вы платите:

  • годовую 40.22%
  • к юбилеям и праздникам 35.75%
  • за результаты работы 59.78%
  • некурящим и неболеющим 4.47%
  • за переход из других компаний 2.23%
  • бонусы руководителям 17.88%
  • другое 20.11%
результаты

Рассылка



© 2011–2016 ООО «Актион бухгалтерия»

Журнал «Российский Налоговый Курьер» –
специализированный практический журнал для главных бухгалтеров, аудиторов и налоговых консультантов

Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Российский Налоговый Курьер». Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.


  • Мы в соцсетях
Здравствуйте!

Сайт «Российский налоговый курьер» — это профессиональный ресурс. Если Вы работаете бухгалтером, то статьи и новости для Вас доступны бесплатно.

Чтобы получить доступ к 9 371 статье, свежим новостям, ответам экспертов на вопросы, шаблонам документов для бухгалтера, пожалуйста, зарегистрируйтесь.

Будем рады помогать Вам в работе. А в подарок за знакомство на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, отправим Вам таблицу изменений по налогам и взносам.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Чтобы скачать файл, пожалуйста, зарегистрируйтесь

Сайт «Российский налоговый курьер» — это профессиональный ресурс. Если Вы работаете бухгалтером, то образцы форм, приказов, шаблоны документов, новости и статьи от экспертов для Вас доступны бесплатно.

Будем рады помогать Вам в работе. А в подарок за знакомство на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, отправим Вам таблицу изменений по налогам и взносам.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль