«Налоговики стараются не выносить заведомо проигрышные решения»

273
«Налоговики стараются не выносить заведомо проигрышные решения»
Михаил Орлов, партнер КПМГ в России и СНГ, руководитель группы по оказанию услуг в области разрешения налоговых споров

 

Окончил Московскую государственную юридическую академию по специализации «финансовое право». Имеет степень кандидата юридических наук. До работы в КПМГ являлся заместителем директора фонда «Международный институт развития правовой экономики», участвовал в проектах по реформированию системы
российского экономического законодательства. Занимал должность руководителя Департамента налоговой политики Министерства экономического развития и торговли РФ. Был партнером в известном адвокатском бюро (разрешение налоговых споров и консультирование по вопросам налогообложения). Юридический
опыт работы составляет более 20 лет

— Какие cейчас существуют тенденции по разрешению налоговых споров?

— Общие тенденции налоговых споров можно проследить в двух аспектах. Первый касается процедуры рассмотрения налогового спора. За последние несколько лет существенно поменялся порядок налогового администрирования: изменились контрольные полномочия налоговиков, появилась обязательная досудебная стадия разрешения споров.

Второй аспект касается именно сути налогового спора. В настоящее время прослеживается четкая тенденция: налоговики избегют вынесения заведомо проигрышных решений.

— То есть налоговики стали более осмотрительно предъявлять претензии и лишний раз не придираются к компаниям?

— На мой взгляд, это так. Раньше по любым, порой даже безумным или абсурдным претензиям контролеров налогоплательщик шел в суд и проходил три судебные инстанции. Сейчас налоговики внимательнее рассматривают возражения еще на стадии досудебного обжалования.

Если существует большой риск того, что решение будет успешно обжаловано в суде, контролеры либо стараются не выносить такое решение (если речь идет о рассмотрении материалов проверки), либо отменяют решение на стадии апелляционного обжалования в вышестоящем органе.

— А можно ли выделить вид налогового спора, который суды в настоящее время рассматривают чаще других?

— Споры, как правило, возникают по «типовым претензиям». Условно говоря, одна инспекция раскопала какое-то нарушение, защитила эту позицию в суде и дальше эта ситуация «веером рассыпается по всей стране великой».

Получается, что ключевые тенденции разрешения споров в суде можно выделить, глядя на громкие судебные споры последнего времени.

— Можете привести пример?

— Конечно. В 2012 году заметным спором по НДС стало дело крупной ретейлерской сети, получавшей премии от поставщиков. Рассматривая конкретную жалобу плательщика, суд сделал вывод о налоговых последствиях выплаты бонусов в торговле. Сразу же после опубликования постановления Президиума ВАС РФ налоговики взяли на вооружение позицию суда и стали предъявлять претензии торговым компаниям, которые используют в отношениях с контрагентами бонусную систему.

Пик подобных споров пришелся на лето — осень 2012 года. К началу 2013 года инспекторы утратили интерес к таким делам. Сейчас подобные споры доходят до суда редко, тем более что с 1 июля 2013 года вопрос об обложении бонусных программ урегулирован на законодательном уровне.

— А какой спор чаще всего рассматривали суды в 2013 году?

— Споры 2013 года, как правило, затрагивали систему кост-шеринга (cost-sharing) — распределения управленческих затрат. Объясню на примере.

Есть транснациональная компания. В одном из государств (например, в Швейцарии) располагается ее штаб-квартира. Расходы на содержание штаб-квартиры распределяются между всеми компаниями, находящимися под различными юрисдикциями. Например, российская дочерняя компания получает уведомление, где указано, что для финансирования головного офиса в Швейцарии необходимо уплатить определенную сумму. Такие расходы российская организация учитывает при налогообложении прибыли.

— А в чем заключается налоговый риск кост-шеринга?

  «Споры 2013 года, как правило, затрагивали систему кост-шеринга (cost-sharing) — распределения управленческих затрат»

— Сложность заключалась в том, что в российском законодательстве понятие кост-шеринга отсутствует. Поэтому, по мнению налоговиков, для учета таких затрат необходимо предоставить договор, содержащий четкий перечень услуг, которые российская компания приобрела у иностранной штаб-квартиры. В прошлом году одной крупной компании в суде удалось доказать налоговикам, что в российском законодательстве нельзя исчислять затраты подобным расчетным образом.

Предполагаю, что в ближайшие два года этот вопрос будет предметом рассмотрения судебных налоговых споров с крупными транснациональными компаниями.

— Одной из распространенных проблем долгое время было применение статьи 40 НК РФ. Как изменилось положение налогоплательщика с введением главы о трансфертном ценообразовании?

— Да, статья 40 НК РФ постепенно умирает. У территориальных инспекций стало возникать ощущение, что они больше никогда не будут заниматься оценкой стоимости товаров, работ или услуг для целей налогообложения. Поэтому налоговики кинулись проверять соответствие цен налогоплательщика рыночным, основываясь на статье 40 НК РФ, пока она еще окончательно не умерла.

Сейчас из десяти дел, находящихся на рассмотрении в суде, шесть связаны с применением статьи 40 НК РФ. Правда практика складывается не в пользу налоговиков. Дело в том, что спорная статья 40 НК РФ предусматривает достаточно жесткую процедуру оспаривания налоговиками цен налогоплательщиков. Последним удается в суде доказать, что инспекторы не выполнили те или иные условия этой процедуры.

— А как в настоящее время проводится контроль цен?

— Изначально главу о трансфертных ценах придумали для крупных сделок и крупных налогоплательщиков. Тогдашний премьер — нынешний президент заявил, что налоговый контроль цен должен распространиться только лишь на крупные сделки. Именно поэтому контролировать цены НК РФ разрешает только самой ФНС, но не ее инспекциям.

Но в 2013 году Минфин России разъяснил, что у территориальных инспекций есть полномочия по проверке соответствия цены по сделкам рыночному уровню, даже в том случае, если величина такой сделки не превышает порогового значения. Основное условие — сделка совершена между взаимозависимыми лицами.

— Каковы, на ваш взгляд, последствия такой логики ведомства?

— Такое толкование законодательства очень опасно. Потому что механизм, который предлагает законодательство для такой проверки цен, грубо говоря, рассчитан на знатоков очень высокого уровня профессионализма. Если такой контроль будет осуществлять начинающий специалист из нижестоящих инспекций, то вероятность ошибки может быть очень велика. То есть велик риск того, что территориальные инспекции будут выносить ошибочные решения по результатам проверок, которые компании впоследствии смогут успешно оспорить в суде.

— Несколько лет назад компании массово оспаривали в судах доначисления, связанные с учетом неотделимых улучшений в арендованное имущество. Как обстоят дела сейчас?

— Действительно, долгое время вопрос был очень актуальный, но сейчас можно наблюдать спад подобных споров. Суть проблемы заключалась в том, что до принятия к учету крупного торгового центра собственники запускают туда арендаторов, которые выполняют ряд улучшений. Инспекторы считали такие улучшения имущества собственностью потенциального арендодателя. Как результат — колоссальные суммы расходов и налоговых доначислений.

Из-за большого числа споров практика запуска потенциальных арендаторов в помещения могла прекратиться. В этом случае замедлилась бы процедура ввода помещения в эксплуатацию и как следствие — серьезный удар по бизнесу.

Отрадно, что Президиум ВАС РФ осенью 2013 года вынес решение по иску крупного ретейлера в пользу налогоплательщика. На мой взгляд, указанное решение положительно повлияет на тенденции рассмотрения подобных споров в суде.

— Долгое время предметом налоговых споров была ситуация с использованием фирм-однодневок. Так ли это в настоящее время?

— Однодневки существуют, они никуда не ушли. Другое дело, что не стоит забывать про постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.06 № 53 . Налогоплательщик несет ответственность за нерадивость своих поставщиков только в том случае, если он заведомо знал или должен был быть проинформирован, что его контрагент не соблюдает требования налогового закона или является фирмой-однодневкой.

  «Налоговикам всегда навязывают позицию, что их задача — не всесторонне изучить дело, а пополнить бюджет»

Могу сказать, что большое число споров вокруг таких фирм позволило очистить бизнес от применения совсем уж «чернушных» схем уклонения от налогообложения.

— В настоящее время в НК РФ планируют ввести понятие необоснованной налоговой выгоды. Как вы относитесь к этому?

— Думаю, что это решение не совсем верное. Необоснованная налоговая выгода — это судебная доктрина 2006 года, которая предполагает, что суд, рассматривая дело, должен рассмотреть его всесторонне, оценить исходя из своего субъективного восприятия сути сделки (реальная сделка или мнимая).

При этом ВАС РФ обращал внимание нижестоящих судов на то, что при рассмотрении подобных споров нужно принимать во внимание все обстоятельства совершения сделок, которые только возможно учесть. Простого набора документов, который представляет налогоплательщик, зачастую бывает недостаточно.

Поэтому я считаю, что понятие необоснованной налоговой выгоды может существовать только в практике судопроизводства, основанной на принципах состязательности, открытости, независимости и всесторонности исследования дел.

Предложение включить такое понятие в НК РФ будет означать, что категория «необоснованная налоговая выгода» будет оцениваться инспекторами «в тиши своего кабинета» и исходя из их сугубо фискального представления о справедливости. Это не совсем правильно, поскольку налоговые отношения, основанные на методе властных предписаний, не должны оставлять право сильной стороне — налоговикам субъективно судить о налоговых последствиях. Тем более что налоговикам всегда навязывают позицию, что их задача — не всесторонне изучить дело, а обеспечить пополнение бюджета.

  «Сейчас налоговики внимательнее рассматривают возражения еще на стадии досудебного обжалования»

— Часто ли компаниям удается разрешить спор с инспекцией, не доходя до суда?

— Скажу честно, когда досудебный порядок урегулирования только ввели, я не верил, что этот механизм будет действенным. К счастью, я ошибся. Практика показывает, что в настоящее время около 40% возражений налогоплательщика удовлетворяются на этапе рассмотрения возражений или жалобы вышестоящим налоговым органом.

Возможно, по этой причине с 2014 года досудебный порядок обжалования распространяется на все акты и действия инспекторов. Досудебное обжалование выгодно компаниям (по крайней мере, пока налоговики готовы объективно рассматривать жалобы), поскольку позволяет экономить как финансовые, так и временные затраты.

Единственное, очень бы не хотелось, чтобы обязательный досудебный порядок превратился бы в формальный механизм, при котором «начальник» всегда будет соглашаться со своим подчиненными и, невзирая на доводы, оставлять все решения нижестоящих инспекций в силе. Или, придираясь к «техническим недостаткам жалобы», оставлять ее без рассмотрения. В этом случае досудебный порядок станет не более чем инструментом, затрудняющим налогоплательщику доступ к правосудию.

— В каком случае это может произойти?

— Например, если вышестоящий налоговый орган оставил без рассмотрения жалобу, в которой допущена техническая ошибка (стоит подпись лица, чьи полномочия для инспектора не очевидны). Получается, что подать новую жалобу компания уже не может — пропущен срок. А суд рассматривать жалобу не будет, так как не соблюден обязательный досудебный порядок.

На практике есть случаи, когда вышестоящие налоговые органы преднамеренно возвращают налогоплательщикам жалобы, придираясь к несущественным недочетам, по сути, лишая последних права на обращение в суд.

— Сейчас все больше компаний, имеющих собственную юридическую службу для разрешения дела в суде, привлекают сторонних юристов. Это рискованно в налоговом плане?

— Думаю, нет. Ведь штатные юристы, как правило, «заточены» под текущую деятельность компании. В некоторых крупных компаниях существуют подразделения налоговых юристов. Согласитесь, юрист, который блестяще может защитить позицию компании в гражданско-правовом споре, далеко не всегда сможет столь же успешно доказать свое мнение в споре налоговом.

Беседу вела Алина Смехова, корреспондент журнала «Российский налоговый курьер»

Есть вопрос? Наши эксперты помогут за 24 часа! Получить ответ Новое



Ваша персональная подборка

    Подписка на статьи

    Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

    Самое выгодное предложение

    Самое выгодное предложение

    Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

    Живое общение с редакцией




    © 2011–2017 ООО «Актион бухгалтерия»

    Журнал «Российский Налоговый Курьер» –
    специализированный практический журнал для главных бухгалтеров, аудиторов и налоговых консультантов

    Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Российский Налоговый Курьер». Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ. Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-62249 от 03.07.2015

    Политика обработки персональных данных 

    
    • Мы в соцсетях
    Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
    Здравствуйте!

    Журнал Российский налоговый курьер

    Вы на сайте для профессиональных бухгалтеров. Пожалуйста, зарегистрируйтесь!

    С уважением,
    Ирина Хорошилова,
    шеф-редактор сайта "Российский налоговый курьер"

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль
    Формы и образцы документов доступны бесплатно после регистрации.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль