Интересные судебные решения за последние две недели

132

Если работник не вернул подотчетные деньги, то у него возникает доход только после истечения трех лет со дня их выдачи

Кто победил в споре: организация
Реквизиты судебного акта: постановление ФАС Поволжского округа от 13.03.14 № А6515313/2013
Цена вопроса: 206 тыс. руб.

Причина спора

Организация периодически выдавала нескольким работникам значительные суммы под отчет на приобретение ТМЦ. Инспекция при проверке обнаружила, что по состоянию на 31 декабря 2011 года «подотчетники» отчитались не за все полученные суммы. В целом по всем указанным сотрудникам не было представлено авансовых отчетов в отношении 588 тыс. руб.

Инспекторы посчитали эту сумму материальной выгодой работников и включили ее в их облагаемые НДФЛ доходы (п. 1 ст. 210 НК РФ). Более того, НДФЛ с нее они начислили по ставке 35%. Видимо, инспекторы приравняли спорную сумму к материальной выгоде, полученной от экономии на уплате процентов по заемным средствам (ст. 212 и п. 2 ст. 224 НК РФ). Впрочем, налог они рассчитали со всей невозвращенной суммы, а не с величины экономии на уплате процентов за пользование ею.

Налоговики предложили организации удержать у работников доначисленную сумму НДФЛ и перечислить ее в бюджет либо письменно сообщить в инспекцию о невозможности удержания. Кроме того, они начислили компании пени и штраф за невыполнение обязанностей налогового агента по НДФЛ (ст. 123 НК РФ).

Аргументы и выводы судов

Суд первой инстанции отменил все доначисления, а суды апелляционной и кассационной инстанций поддержали это решение. Судьи указали, что денежные средства, выданные работникам под отчет на приобретение материальных ценностей, не являются их доходом. Даже если полученные под отчет суммы не израсходованы работником либо израсходованы не полностью, они образуют задолженность физического лица перед организацией и подлежат возврату в кассу или на расчетный счет.

Арбитры отметили, что лишь по истечении срока исковой давности невозвращенные подотчетные суммы признаются доходом работника и облагаются НДФЛ. Этот срок составляет три года со дня выдачи денег под отчет (п. 1 ст. 196 ГК РФ). Только по истечении трехлетнего срока организация обязана начислить НДФЛ на невозвращенную сумму, удержать его у «подотчетника» и перечислить в бюджет (п. 1, 4 и 6 ст. 226 НК РФ). Если компания не смогла удержать его из доходов сотрудника, она обязана письменно сообщить об этом в инспекцию и самому работнику (п. 5 ст. 226 НК РФ).

Налоговики не смогли доказать в суде, что деньги, полученные работниками под отчет, но не израсходованные и не возвращенные ими до конца года, являются их доходом. Тем более что в следующем году (в июле — декабре 2012 года) «подотчетники» полностью вернули спорные суммы в кассу организации. Это подтверждено приходными кассовыми ордерами.

В итоге суды пришли к выводу, что инспекторы неправомерно переквалифицировали подотчетные суммы в доходы работников. Значит, они не вправе были доначислять НДФЛ, пени и штраф и требовать, чтобы компания удержала этот налог из доходов «подотчетников». Аналогичное мнение при рассмотрении другого подобного спора высказал Президиум ВАС РФ (постановление от 03.02.09 № 11714/08).

Передача заемных средств «дочке» не лишает материнскую компанию права на учет процентов в налоговых расходах

Кто победил в споре: организация
Реквизиты судебного акта: постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11.03.14 № А67-2597/2013
Цена вопроса: 2,2 млн. руб.

Причина спора

Организация в 2008 году по договору займа получила от другой компании заемные средства в размере 40 млн. руб. под 12% годовых на несколько лет. Всю полученную сумму она передала дочерней компании, в которой ей принадлежит 60% уставного капитала. Переданная сумма представляет собой часть дополнительного вклада в имущество «дочки». Решение о внесении такого вклада было принято на внеочередном общем собрании участников компании. При этом общая сумма дополнительного вклада, которую должна была внести материнская организация, составляла 50 млн. руб.

При расчете налога на прибыль проценты, начисленные за пользование заемными средствами (за два проверенных года их сумма превысила 9 млн. руб.), материнская компания включала во внереализационные расходы ( подп. 2 п. 1 ст. 265 и ст. 269 НК РФ).

Инспекторы при выездной проверке исключили эти расходы. По их мнению, организация не вправе была признавать проценты, поскольку направила заемные средства на операции, не связанные с получением прибыли. Кроме того, налоговики посчитали, что материнская компания имела возможность внести вклад в имущество «дочки» другими способами, не привлекая займов. В результате инспекторы пересчитали материнской организации налог на прибыль, начислили пени и штраф.

Аргументы и выводы судов

Арбитражный суд первой инстанции не согласился с налоговиками и отменил доначисления. Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили его решение в силе. Прежде всего судьи отклонили доводы налоговиков об отсутствии связи между расходами материнской организации в виде процентов и получением доходов. Дело в том, что увеличение собственных средств дочерней компании за счет дополнительного вклада позволило ей существенно повысить рентабельность и получить прибыль. По итогам предыдущего года ее деятельность была убыточной.

Кроме того, после получения вклада чистые активы «дочки» увеличились на 183%. С учетом того, что доля материнской компании в ее уставном капитале составляет 60%, часть чистых активов, на которую может претендовать учредитель, возросла с 19 до 57 млн. руб. Эти сведения отражены в отчете об изменении капитала. Таким образом, суды посчитали, что привлечение материнской организацией заемных средств было связано с ее предпринимательской деятельностью и направлено на извлечение прибыли.

Судьи также установили, что компания, выдавшая заем, отразила в налоговом учете начисленные по нему проценты как внереализационные доходы (п. 6 ст. 250 НК РФ). Этот факт подтвержден не только декларациями заимодавца по налогу на прибыль, но еще и актом проверки, проведенной инспекцией в отношении него. В итоге суды посчитали, что реальность сделки по выдаче займа не вызывает сомнений.

С учетом указанных доказательств арбитры пришли к выводу, что материнская организация правомерно включала проценты по займу во внереализационные расходы. При этом они отказались принять во внимание утверждения налоговиков о том, что компания могла внести дополнительный вклад, не привлекая займа и не увеличивая расходов. Судьи подчеркнули, что налогоплательщик самостоятельно решает, какие расходы ему необходимы для достижения конкретного результата. Выбор им варианта с меньшей налоговой выгодой не запрещен законом и не может являться основанием для отказа в учете расходов и доначисления налогов.

Организация вправе списать просроченную «дебиторку» не на дату ее признания, а позднее, когда убедится в нереальности взыскания

Кто победил в споре: организация
Реквизиты судебного акта: постановление ФАС Московского округа от 18.03.14 № Ф051604/2014
Цена вопроса: 176 тыс. руб.

Причина спора

Инспекторы во время выездной проверки пришли к выводу, что организация (взыскатель) несвоевременно списала в налоговом учете просроченную дебиторскую задолженность. В отношении этой задолженности имеется вступившее в силу судебное решение о ее взыскании с должника. Для принудительного исполнения решения суд выдал взыскателю исполнительный лист, на основании которого судебный пристав-исполнитель возбудил исполнительное производство. Однако судебные приставы не смогли взыскать задолженность с компании-должника.

По мнению налоговиков, организация должна была списать указанную задолженность в 2008 году, так как именно в этом году произошли два события, связанные с ее взысканием. В январе 2008 года истек срок предъявления исполнительного листа в службу судебных приставов, а в апреле 2008 года истек срок исполнительного производства.

Однако компания списала просроченную дебиторскую задолженность лишь в 2009 году. Именно в этом году она включила сумму долга во внереализационные расходы (подп. 2 п. 2 ст. 265 и п. 2 ст. 266 НК РФ).

Инспекторы посчитали, что организация завысила расходы, признанные при расчете налога на прибыль за 2009 год. В итоге они исключили сумму списанной задолженности и доначислили налог за этот год. Поскольку 2008 год не входил в план выездной проверки, налоговики не стали пересчитывать налог на прибыль за этот период.

Аргументы и выводы судов

Арбитражные суды всех трех инстанций с налоговиками не согласились. Судьи установили, что в ходе исполнительного производства судебные приставы не смогли выполнить требование, содержащееся в исполнительном листе, то есть не взыскали задолженность с компании-должника. Дело в том, что все допустимые законом меры по розыску должника, его имущества или доходов оказались безрезультатными.

В подобных ситуациях судебный пристав принимает решение об окончании исполнительного производства и возвращает исполнительный лист взыскателю (подп. 3 и 4 п. 1 ст. 46 и подп. 3 п. 1 ст. 47 Федерального закона от 02.10.07 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»). Что и было сделано. Причем пристав вынес решение об окончании исполнительного производства еще в 2006 году, поскольку уже тогда не смог установить местонахождение должника и его имущества. Взыскатель повторно не направлял исполнительный лист в службу судебных приставов, хотя и вправе был его предъявить (п. 4 ст. 46 Федерального закона от 02.10.07 № 229-ФЗ).

В январе 2008 года истек срок для его повторного предъявления. Таким образом, шансы на принудительное взыскание задолженности с должника были утрачены именно в 2008 году. Значит, уже в этом году взыскатель вправе был списать безнадежную задолженность и включить ее сумму во внереализационные расходы (подп. 2 п. 2 ст. 265 и п. 2 ст. 266 НК РФ).

Несмотря на это, судьи указали, что списание спорного долга лишь в следующем году не противоречит НК РФ. Ведь закон не исключает возможности признать задолженность безнадежной в том налоговом периоде, когда взыскатель полностью убедится, что взыскать ее нереально. Арбитры посчитали, что взыскатель убедился в этом именно в 2009 году. Следовательно, он правомерно признал сумму списанной задолженности в 2009 году, а не в 2008-м. Поэтому судьи признали незаконным доначисление ему налога на прибыль за 2009 год и отменили решение инспекции.

Кроме того, они отклонили довод налоговиков о том, что взыскатель не интересовался ходом исполнительного производства, в результате чего не смог своевременно списать безнадежную задолженность. По мнению судей, подобное бездействие налогоплательщика не влияет на возможность признания спорной суммы в налоговом учете и не является самостоятельным основанием для отказа во включении ее во внереализационные расходы.

Демонтаж основного средства с целью перемещения его на другое место — не ликвидация

Кто победил в споре: инспекция
Реквизиты судебного акта: постановление ФАС Московского округа от 18.03.14 № Ф05-1208/2014
Цена вопроса: 41,3 млн. руб.

Причина спора

Организация при расчете налога на прибыль признала расходы на ликвидацию основных средств, которые она вывела из эксплуатации. В составе этих расходов она также учла суммы амортизации, недоначисленной в налоговом учете согласно установленным срокам полезного использования указанных объектов ОС (подп. 8 п. 1 ст. 265 НК РФ).

Инспекторы посчитали, что компания не производила ликвидацию и списание этих объектов. По их мнению, она лишь демонтировала спорное оборудование, чтобы переместить его на другое место, а не ликвидировала его. В итоге налоговики исключили расходы организации на ликвидацию спорных объектов и пересчитали ей налог на прибыль за соответствующие периоды. Компания с доначислениями не согласилась и обратилась в суд.

Аргументы и выводы судов

Суды всех трех инстанций посчитали перерасчет налога на прибыль законным. Они исходили из того, что согласно общепризнанным понятиям под термином «ликвидация» понимается формулировка «уничтожение». Таким образом, фраза «ликвидация основного средства», использованная в НК РФ, означает, что это основное средство было уничтожено и ни оно само, ни его отдельные части более непригодны для дальнейшей эксплуатации.

Однако суды установили, что организация лишь демонтировала спорное оборудование и в проверяемый период хранила его на складе в полной комплектации. Она не производила его разборку, не утилизировала и не реализовывала материалы и запчасти, полученные в результате демонтажа. Более того, в актах о списании объектов ОС было указано, что все списываемые объекты пригодны для дальнейшего использования.

В качестве причины демонтажа основных средств в служебных записках была указана невозможность дальнейшего размещения оборудования на прежней территории. В этих же документах отмечено, что для установки демонтированного оборудования найдено новое место. Следовательно, объекты основных средств были демонтированы с целью перемещения их на другое место, а не в связи с ликвидацией и списанием с учета.

При таких обстоятельствах судьи пришли к выводу, что в налоговом учете организация не вправе была включать во внереализационные расходы суммы недоначисленной амортизации по спорным объектам ОС, а также иные расходы, связанные с их ликвидацией. Ведь ликвидации этих объектов не произошло.

Есть вопрос? Наши эксперты помогут за 24 часа! Получить ответ Новое



Ваша персональная подборка

    Подписка на статьи

    Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

    Самое выгодное предложение

    Самое выгодное предложение

    Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

    Живое общение с редакцией




    © 2011–2017 ООО «Актион бухгалтерия»

    Журнал «Российский Налоговый Курьер» –
    специализированный практический журнал для главных бухгалтеров, аудиторов и налоговых консультантов

    Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Российский Налоговый Курьер». Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ. Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-62249 от 03.07.2015

    Политика обработки персональных данных 

    
    • Мы в соцсетях
    Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
    Здравствуйте!

    Журнал Российский налоговый курьер

    Вы на сайте для профессиональных бухгалтеров. Пожалуйста, зарегистрируйтесь!

    С уважением,
    Ирина Хорошилова,
    шеф-редактор сайта "Российский налоговый курьер"

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль
    Формы и образцы документов доступны бесплатно после регистрации.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль