Таково решение суда, или Обзор судебной практики

100
Редакция журнала представляет очередной обзор недавно принятых судебных решений по налоговым спорам. На этот раз мы отобрали еще больше интересных дел и нестандартных решений, которые могут оказаться полезными для многих налогоплательщиков

Стоимость услуг адвоката по ведению уголовного дела, возбужденного в отношении генерального директора, нельзя признать в налоговом учете

Реквизиты судебного акта: постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28.05.13 № А53-27832/2011.

Причина спора: организация заключила с областной коллегией адвокатов договор на оказание юридических услуг. Причиной для этого послужило возбуждение уголовного дела в отношении ее генерального директора.

Его подозревали в совершении преступления, предусмотренного статьей 171 УК РФ (незаконное ведение предпринимательской деятельности). Не имея лицензии на эксплуатацию пожароопасного производственного объекта, генеральный директор осуществлял от имени компании хранение и переработку пиломатериалов сторонних организаций, чем нарушил законодательство о лицензировании деятельности по эксплуатации пожароопасных производственных объектов. Расходы на оплату услуг адвоката компания признала при расчете налога на прибыль (подп. 14 п. 1 ст. 264 НК РФ).

  Налоговики посчитали, что уплаченная компанией сумма адвокатского вознаграждения за представление интересов гендиректора в уголовном процессе является доходом последнего в натуральной форме, с которого нужно было удержать НДФЛ

Инспекция в ходе выездной проверки исключила эти расходы, так как фактически юридические услуги были оказаны не самой организации, а непосредственно ее генеральному директору. То есть они не являются экономически оправданными (п. 1 ст. 252 НК РФ).

Более того, налоговики посчитали, что сумма гонорара адвоката, которую ему перечислила компания, является доходом генерального директора, полученным им в натуральной форме (п. 2 ст. 211 НК РФ). Значит, с суммы этого дохода организация обязана была удержать НДФЛ и перечислить его в бюджет. Однако она этого не сделала, поэтому инспекция доначислила компании НДФЛ, пени и штраф, предусмотренный за невыполнение обязанностей налогового агента (ст. 123 НК РФ).

Цена вопроса:306 тыс. руб.

Кто победил в споре: инспекция.

Аргументы и выводы судов: арбитражные суды всех трех инстанций поддержали налоговиков. Арбитры проанализировали договор, заключенный между организацией и коллегией адвокатов, и пришли к выводу, что его предметом является представление интересов не компании, а ее генерального директора. Более того, в постановлении о возбуждении уголовного дела указано, что оно возбуждено в отношении генерального директора.

При таких обстоятельствах суды посчитали, что организация не вправе была учитывать расходы на выплату адвокату вознаграждения. Они также отклонили довод компании о том, что в ее штате отсутствовали юристы, имеющие статус адвоката, которые могли бы представлять интересы в рамках возбужденного уголовного дела.

Кроме того, суды не приняли во внимание утверждения о том, что расходы на юридические услуги имеют прямое отношение к производственной деятельности организации и что они приобретались для того, чтобы доказать отсутствие состава преступления и не допустить изъятия полученных компанией денежных средств. Ведь деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате ведения незаконной предпринимательской деятельности, признаются вещественными доказательствами и подлежат обращению в доход государства (п. 4 ч. 3 ст. 81 УПК РФ и п. 16 постановления Пленума Верховного суда РФ от 18.11.04 № 23).

Более того, арбитры согласились с инспекцией и в части доначисления компании НДФЛ. Они указали, что вознаграждение, выплаченное организацией адвокату за оказание юридических услуг, является доходом генерального директора, который считается полученным им в натуральной форме (подп. 1 п. 2 ст. 211 НК РФ). Несмотря на то что стороной договора выступала компания, клиентом по нему фактически был гендиректор.

По сути, компания оплатила за него юридические услуги. Это означает, что она обязана была удержать НДФЛ с суммы указанного дохода, например при выплате генеральному директору зарплаты или иного вознаграждения в денежной форме, и перечислить налог в бюджет (п. 1, 4 и 6 ст. 226 НК РФ). Таким образом, доначисление организации НДФЛ, пеней и штрафов суды также признали правомерным.

Командировочные расходы и зарплата сотрудников за время командировки, в которой они занимались монтажом основного средства, в его первоначальную стоимость не включаются

Реквизиты судебного акта: постановление ФАС Северо-Западного округа от 30.05.13 № А26-6845/2012.

Причина спора: инспекция посчитала, что в налоговом учете организация должна была увеличить первоначальную стоимость основного средства на целый ряд расходов, которые, по мнению налоговиков, непосредственно связаны с его сооружением и доведением до состояния, пригодного для использования. Речь идет о расходах на служебную командировку бригады рабочих, выполнявших в этой поездке работы по строительству и монтажу основного средства (автомобильной эстакады), а также о расходах на оплату их труда во время командировки и о начисленных с этой зарплаты страховых взносах во внебюджетные фонды.

  По мнению инспекции, расходы на командировку бригады рабочих, выполнявших в этой поездке работы по строительству и монтажу основного средства, увеличивают его первоначальную стоимость, причем и в налоговом учете, и в бухгалтерском

Компания отражала указанные расходы в обычном порядке, то есть единовременно включала их либо в расходы на оплату труда, либо в прочие расходы (п. 6 ст. 255, подп. 1 и 12 п. 1 ст. 264 НК РФ). Поэтому налоговики пересчитали ей налог на прибыль и начислили пени.

Кроме того, инспекция пришла к выводу о занижении облагаемой базы по налогу на имущество, так как и в бухгалтерском учете спорные суммы, по ее мнению, необходимо было включить в первоначальную стоимость основного средства. В итоге инспекторы доначислили и этот налог, а также пени и штраф по нему и предложили компании уплатить недоимку.

Цена вопроса: 158 тыс. руб.

Кто победил в споре: организация.

Аргументы и выводы судов: арбитражный суд первой инстанции отменил все доначисления, а суды апелляционной и кассационной инстанций поддержали такую отмену. Арбитры отметили, что организация правомерно не включила спорные расходы в первоначальную стоимость основного средства, поскольку их нельзя считать непосредственно связанными с сооружением этих объектов. Указанные затраты относятся к текущим расходам, связанным с производством и реализацией.

Суды также подчеркнули, что главой 25 НК РФ исчерпывающе определена направленность тех или иных затрат с целью отнесения их к расходам, увеличивающим первоначальную стоимость основного средства (п. 1 ст. 257 и п. 5 ст. 270 НК РФ). Затраты, связанные со служебными командировками работников, к числу таких расходов не отнесены.

Аналогичный подход используется и в бухгалтерском учете. Так, арбитры отметили, что общехозяйственные и иные аналогичные расходы учитываются при формировании первоначальной стоимости объекта основных средств в бухучете, только если они непосредственно связаны с его приобретением, сооружением или изготовлением (п. 8 ПБУ 6/01).

Суды пришли к выводу, что расходы на оплату труда, затраты на служебные командировки и суммы начисленных взносов в фонды таковыми не являются. Поэтому возникновение указанных расходов во время сооружения основного средства не приводит к увеличению его первоначальной стоимости и не влияет на облагаемую базу по налогу на имущество.

Суд разрешил организации включить в расходы сумму неосновательного обогащения, которую она выплатила контрагенту

Реквизиты судебного акта: постановление ФАС Московского округа от 03.06.13 № А40-68327/12-107-375.

Причина спора: организация (субарендатор) заключила с другой компанией договор субаренды, по которому получила во временное пользование 75 железнодорожных вагонов. Эти вагоны она использовала в хозяйственной деятельности по прямому назначению — для перевозки грузов. Поэтому сумму арендной платы она включала в расходы, а предъявленный арендодателем НДС принимала к вычету (подп. 10 п. 1 ст. 264, ст. 171 и 172 НК РФ).

Инспекция в ходе выездной проверки исключила расходы и отказала в вычете НДС, сославшись на то, что договор субаренды впоследствии был признан недействительным решением арбитражного суда по другому делу.

  Инспекторы исключили из расходов организации арендную плату и отказали в вычете НДС, сославшись на то, что договор субаренды впоследствии был признан недействительным решением суда по другому делу

Более того, собственник вагонов через суд взыскал с организации сумму неосновательного обогащения, которое, по его мнению, она получила, так как незаконно пользовалась этими вагонами и не выплачивала арендную плату их собственнику. Оказалось, что арендатор передал вагоны в аренду без согласования с собственником, хотя обязан был это сделать.

Сумму перечисленного собственнику неосновательного обогащения компания-субарендатор при расчете налога на прибыль включила во внереализационные расходы. Налоговики исключили и эти расходы, посчитав, что отнесение суммы неосновательного обогащения к расходам главой 25 НК РФ в принципе не предусмотрено.

Цена вопроса: 15 млн. руб.

Кто победил в споре: организация.

Аргументы и выводы судов: арбитражные суды всех трех инстанций не согласились с налоговиками и разрешили организации признать в налоговом учете оба вида спорных расходов, то есть расходы и в виде арендной платы за пользование вагонами, и в виде суммы неосновательного обогащения (только в разных налоговых периодах, к которым они относятся). Кроме того, арбитры посчитали правомерным принятие к вычету НДС с суммы арендной платы, поскольку все условия, предусмотренные статьями 171 и 172 НК РФ для вычета налога, были выполнены.

Относительно налогового учета расходов на аренду суды отметили, что в судебном решении, которым договор субаренды был признан недействительным, ничего не говорилось о применении последствий недействительности сделки, то есть о двухсторонней реституции (возврате каждой из сторон всего полученного ею по сделке). Поэтому арбитры пришли к выводу, что хозяйственные операции, совершенные до признания сделки недействительной, не подлежат изменению или корректировке ни в налоговом, ни в бухгалтерском учете ее участников.

Суды установили, что спорные расходы на аренду относятся к периоду с января 2008 года по июнь 2009-го. Договор субаренды признан недействительным лишь через несколько месяцев — в августе 2009 года. Значит, недействительность этого договора не влечет обязанности арендатора и субарендатора исказить в учете реальные факты их хозяйственной деятельности. Таким образом, никаких корректировок в учет стороны вносить не обязаны. Поскольку в указанный период организация правомерно признавала расходы на аренду вагонов, суды указали, что налоговики не вправе были исключать их.

Что касается суммы неосновательного обогащения, то ее арбитры квалифицировали как возмещение ущерба, причиненного собственнику вагонов в виде упущенной им выгоды (ст. 15 ГК РФ). Ведь до признания договора субаренды недействительным он был лишен возможности пользоваться этим имуществом, так как оно находилось в незаконном владении у третьих лиц.

При расчете налога на прибыль расходы на возмещение ущерба относятся к внереализационным (подп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ). Поскольку расходы на выплату собственнику вагонов неосновательного обогащения непосредственно связаны с хозяйственной деятельностью организации-субарендатора, арбитры посчитали, что она правомерно признала их в налоговом учете в составе внереализационных расходов.

Разница между новой и первоначальной номинальной стоимостью доли участника ООО, возникшая из-за увеличения уставного капитала за счет нераспределенной прибыли, не облагается НДФЛ

Реквизиты судебного акта: постановление ФАС Московского округа от 05.06.13 № А41-34018/12.

Причина спора: внеочередное общее собрание участников общества с ограниченной ответственностью приняло решение об увеличении его уставного капитала за счет нераспределенной прибыли прошлых лет с 8,4 до 150 млн. руб., то есть почти в 20 раз.

Вследствие этого увеличилась номинальная стоимость долей всех участников этого общества (трех физических лиц). Изменение размера уставного капитала и номинальной стоимости долей участников отражено в учредительных документах общества и документах бухгалтерского учета.

  Суды подчеркнули, что понятие «номинальная стоимость доли участника общества» является лишь условной категорией, а не фактической оценкой реальной стоимости доли в уставном капитале

По мнению инспекторов, разница между увеличенной и первоначальной номинальной стоимостью доли каждого участника в уставном капитале является его доходом, с которого необходимо уплатить НДФЛ. Поскольку налоговым агентом по НДФЛ в данной ситуации является организация, налоговики посчитали, что она должна была удержать этот налог из других доходов участников ООО, например из зарплаты, и перечислить его в бюджет (п. 1, 4 и 6 ст. 226 НК РФ). Компания этого не сделала, поэтому инспекторы доначислили ей НДФЛ, пени и штраф по нему.

Цена вопроса: 13 млн. руб.

Кто победил в споре: организация.

Аргументы и выводы судов: арбитражный суд первой инстанции отменил доначисления, а суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с его решением. При этом арбитры исходили из того, что согласно гражданскому законодательству в случае увеличения уставного капитала ООО за счет его нераспределенной прибыли эта прибыль остается в распоряжении самого общества, продолжает считаться именно его имуществом и не поступает участникам ООО. У участников увеличивается только номинальная стоимость их долей в уставном капитале этого ООО.

Суды подчеркнули, что понятие «номинальная стоимость доли участника ООО» является лишь условной категорией, а не фактической оценкой реальной стоимости доли.

Номинальная ее стоимость необходима исключительно для определения размера уставного капитала юридического лица. Ее величина устанавливается в процентах или в виде дроби, выражающей отношение номинальной стоимости доли к размеру уставного капитала (п. 1 и 2 ст. 14 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», далее — Закон об ООО). Причем уставный капитал является собственностью общества, а не его участников. Ведь имущество общества обособлено от имущества его учредителей или участников (п. 2 ст. 2 Закона об ООО).

Таким образом, арбитры пришли к выводу, что от увеличения номинальной стоимости доли в уставном капитале ООО ее участники не получают действительной экономической выгоды (ст. 41 НК РФ). Указанная выгода, по мнению судов, возникнет у них только при реализации принадлежащих им имущественных прав, связанных с участием в уставном капитале общества. О ее появлении можно говорить лишь в следующих случаях:

— при распределении чистой прибыли общества между его участниками (аналог выплаты дивидендов). В этом случае участник имеет право на получение части чистой прибыли пропорционально его доле в уставном капитале (ст. 28 Закона об ООО);
— выходе или исключении участника из общества. Такому бывшему участнику выплачивается действительная стоимость его доли в денежной или натуральной форме (п. 4 и 6.1 статьи 23 Закона об ООО);
— ликвидации общества. Участникам ликвидированного общества полагается часть его имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, или выплата стоимости такого имущества (п. 1 ст. 8 Закона об ООО).

Арбитры отметили, что других случаев, когда права на имущество общества переходят к его участникам, законодательством не предусмотрено. Данный вывод согласуется с положениями статьи 223 НК РФ, в соответствии с которой дата фактического получения дохода определяется как день его выплаты или передачи доходов в натуральной форме.

Таким образом, до выхода или исключения участника из общества либо до момента ликвидации самого ООО у его участников не образуется облагаемого НДФЛ дохода, связанного с владением долей в уставном капитале. Следовательно, у общества не возникает обязанностей налогового агента по исчислению, удержанию и перечислению в бюджет этого налога.

В итоге суды пришли к выводу, что разница между увеличенным и первоначальным размером доли участника в уставном капитале общества не может быть квалифицирована как доход физического лица. Значит, до реализации участником своей доли в уставном капитале, номинальная стоимость которой увеличилась за счет нераспределенной прибыли или иного имущества общества, у участника отсутствует объект обложения НДФЛ.

Даже если организация изначально собиралась использовать оборудование менее 12 месяцев, она не вправе единовременно включать его стоимость в материальные расходы

Реквизиты судебного акта: постановление ФАС Уральского округа от 22.05.13 № Ф09-3881/13.

Причина спора: по мнению инспекции, организация необоснованно списала на затраты стоимость инструментов и оборудования, являющихся основными средствами. Это в конечном итоге привело к завышению расходов, признанных при расчете налога на прибыль, а также к занижению налога на имущество.

Поэтому налоговики самостоятельно определили амортизационную группу, к которой относится указанное оборудование, рассчитали сумму амортизации по каждому объекту ОС и пересчитали с учетом начисленной амортизации налогооблагаемую прибыль и среднегодовую стоимость имущества. В результате они доначислили компании налоги на прибыль и на имущество. Организация не согласилась с перерасчетом налогов и обратилась в суд.

Цена вопроса: 135 тыс. руб.

  Организация объяснила единовременное списание стоимости оборудования на затраты тем, что оно приобреталось для выполнения разовых работ и изначально планировалась его продажа до истечения 12 месяцев со дня покупки

Кто победил в споре: инспекция.

Аргументы и выводы судов: арбитражные суды всех трех инстанций отказали компании. Арбитры установили, что спорное имущество — оборудование для производства пластиковых окон — согласно Общероссийскому классификатору основных фондов (утв. постановлением Госстандарта России от 26.12.94 № 359) относится к рабочим машинам и оборудованию и квалифицировано как объекты основных средств. Поэтому по такому имуществу необходимо начислять амортизацию и в налоговом учете, и в бухгалтерском.

Однако организация единовременно включила стоимость этого оборудования в материальные расходы (подп. 3 п. 1 ст. 254 НК РФ). Такие действия она мотивировала тем, что спорное имущество было приобретено для выполнения разовых работ, а не для ведения текущей хозяйственной деятельности по изготовлению окон. То есть это имущество, по мнению компании, не является основным средством и может быть отнесено только к материалам.

Более того, организация заявила, что она изначально планировала продать это имущество до истечения 12 месяцев со дня его покупки, а именно после завершения операционного цикла работ, для выполнения которых оно приобреталось. В подтверждение этому она представила договор, заключенный с индивидуальным предпринимателем, которому намеревалась продать оборудование. Но арбитров такие доказательства не убедили.

Наоборот, инспекция предъявила протокол осмотра помещения, из которого следовало, что спорное оборудование с момента его покупки до рассмотрения спора в суде по-прежнему используется в производственной деятельности. Суды также отметили, что договор на продажу оборудования был заключен еще в апреле 2011 года. Однако никаких доказательств его фактического исполнения сторонами организация не представила.

Арбитры установили, что спорное имущество введено в эксплуатацию в июне 2010 года, с этого времени используется в качестве средства труда для производства и реализации товаров и соответствует признакам амортизируемого имущества (п. 1 ст. 256 и п. 1 ст. 257 НК РФ). Поэтому суды пришли к выводу, что организация обязана была включить его в состав основных средств и начислять по нему амортизацию. Единовременное списание его стоимости на материальные расходы противоречит принципам ведения налогового и бухгалтерского учета. Следовательно, инспекторы правомерно доначислили компании налог на прибыль и налог на имущество.

Есть вопрос? Наши эксперты помогут за 24 часа! Получить ответ Новое



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




© 2011–2017 ООО «Актион бухгалтерия»

Журнал «Российский Налоговый Курьер» –
специализированный практический журнал для главных бухгалтеров, аудиторов и налоговых консультантов

Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Российский Налоговый Курьер». Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.


  • Мы в соцсетях
Здравствуйте!

Журнал Российский налоговый курьер

«Российский налоговый курьер» — бесплатный профессиональный сайт для бухгалтеров. Читать без ограничений могут только зарегистрированные пользователи. Вам будут доступны:

  • • Новости для бухгалтеров про налоги, взносы и проверки
  • • Статьи по бухучету, отчетности в ФНС, пособиям и выплатам
  • • Формы и образцы бухгалтерских документов
  • • Бесплатная справочно-правовая система

Подарок за регистрацию — безлимитный доступ к сервису "Изменения для бухгалтеров". Очень нужен в мае!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Формы и образцы документов доступны бесплатно после регистрации.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль